Что делать с разногласиями после развода?

Какие бы личностные и вкусовые различия не разрушили брак, после развода они обычно становятся более очевидными: ведь теперь каждый из партнеров свободен и может жить по своим правилам. Больше не нужно думать о том, как бы не обидеть другого, следуя своим склонностям и потворствуя неприятным ему привычкам. Свобода раздельной жизни увеличивает несходство бывших супругов и требует от обоих терпимости, когда общение и сотрудничество между ними необходимо в интересах детей.

Различия в стиле жизни, если они не наносят явного вреда детям, должны уважаться обеими сторонами. Личностные отличия внесут разнообразие в облик родителя — и это хорошо. Не следует критиковать бывшего супруга, теперь вы не имеете на это права. Никто из вас больше не обязан строить свою жизнь в соответствии с требованиями другого; все, что вас связывает, — это ответственность за детей. Если нужна согласованность действий, например, при наблюдении за регулярностью необходимых ребенку тренировок, родители могут обсудить, как им осуществить ее практически.

Остерегайтесь жаловаться детям на неприемлемые для вас качества бывшего супруга, это лишь обостряет противоречия в их душе. Лучше смириться с различиями и! объяснить их детям. «Ты будешь жить немножко по-разному с каждым из нас, потому что мы и сами живем теперь по-разному. Это не значит, что один уклад жизни лучше, а другой хуже. Просто тебе придется приноровиться к этим различиям, ведь ты будешь постоянно жить на два дома».

Кроме разницы в стилях жизни, существуют и другие разногласия, например, это может касаться посещений родителя-неопекуна и финансовой стороны содержания детей. Это договорные разногласия, требующие переговоров и компромиссов. Например, когда ребенок вступает в переходный возраст и социальное окружение становится для него самым важным, прежнее расписание посещений второго родителя его больше не устраивает. Теперь эти посещения соперничают с растущими социальными обязательствами подростка, и ему постоянно приходится вносить какие-то коррективы. Это изменение в ребенке родители должны обсудить между собой. Иначе родитель-неопекун может почувствовать себя отвергнутым или несправедливо заподозрить родителя-опекуна в том, что тот удерживает подростка от общения. Кроме того, «приходящий» родитель и подросток должны обсудить более гибкое расписание визитов, которое лучше подходит к произошедшей перемене, вызванной развитием ребенка. Чтобы восполнить недостаток общения, родитель-неопекун может увеличить время общения, например по телефон): Кроме того, они могут договориться и в промежутках между редкими продолжительными визитами почаще встречаться ненадолго, только чтобы перекинуться парой слов. И конечно, родитель может предложить подростку захватить с собой друга.



Контракт, подписанный при разводе, это не более чем первоначальное соглашение. Неформально, а может, и формально, он нуждается в изменениях по мере того, как дети растут и их становится все дороже содержать.

Большое значение имеет процесс, в ходе которого родители по-новому определяют это соглашение. Каждый партнер должен поступиться чем-то, чтобы что-то получить, каждый должен быть согласен на компромисс. По сути дела, компромисс — это предложение проиграть. Он означает, что каждая сторона получит меньше ста процентов от желаемого. Польза компромисса в том, что он позволяет сохранить корректные отношения. Оба родителя подчиняют некоторую часть личных притязаний главному — благополучию горячо любимых детей. Враждебность друг к другу только поляризует отношения, создает напряжение и противостояние, которые затрудняют сотрудничество и ударяют по интересам детей.

При возникновении серьезных разногласий, например, если мать настаивает на увеличении алиментов, а отец сопротивляется, если компромисса достичь не удается, то, прежде чем подавать в суд, стоит попробовать прибегнуть к услугам посредника. Посредничество означает включение в конфликт третьей стороны, желающей помочь бывшим супругам прийти к компромиссу в ситуации, которую им одним решить не под силу. В процессе общения, уважая чувства каждого, посредник помогает заключить соглашение, которое не полностью устраивает обе стороны, но которое тем не менее они готовы принять. Достигнутое с помощью посредника соглашение позволяет продолжать сотрудничество и не отчуждаться из-за неразрешенного конфликта.



С разводом проблемы между мужем и женой не заканчиваются. Они по-прежнему остаются матерью и отцом. Следовательно, и после развода бывшие супруги должны стремиться сохранить отношения, общаться и сотрудничать ради счастья своих детей.

36.

Пусть обиды уйдут

Не допускать возмущения

Чтобы развод стал окончательным, необходимо разрубить три узла. Официальный брак должен быть расторгнут. Социальный: партнеры должны согласиться жить раздельно. Эмоциональный: они должны распрощаться с любым проявлением желания вернуться к совместной жизни. Именно разрыв этого третьего узла требует времени, особенно если обиды, испытанные в браке, вы уносите и в новую жизнь и после развода переживаете их с прежней силой.

Сильные позитивные или негативные чувства к бывшему супругу, выйдя за пределы брака, мешают процессу адаптации, которая родителю-опекуну и без того дается с трудом. Бесконечное возвращение в прошлое не просто отнимает драгоценную энергию, оно замедляет рост и развитие независимости в новой жизни, привязывая к старым отношениям. Такие люди все еще женаты в своем раскаянии или гневе. Только оплакав потерю любимого или смирившись с супружескими обидами, они смогут свободно двигаться вперед. Выражая и обсуждая свои чувства с семьей, друзьями или социальными помощниками, они могут наконец научиться смиряться с болью. Общение поможет залечить раны.

К несчастью, преодоление старых обид на бывшего супруга не предотвращает появления новых уже после развода. Например, мать часто возмущается тем, как приятно проводят время дети, навещая живущего отдельно отца. Дети возбуждены и взволнованы предстоящей встречей, во время посещения они веселятся, а вернувшись домой, благодарны за все, что отец сделал для них, чтобы не скучали.

Как матери тягаться с таким фейерверком развлечений? Никак. По контрасту дом, в котором дети проводят большую часть времени, кажется им скучным, серым, обыденным.

Родители-одиночки чувствуют себя уставшими и недооцененными, и такое сравнение обидно. Кто выполняет всю ежедневную работу? Кто поддерживает запасы в доме? Кто выдвигает требования, стоит на страже границ, устанавливает правила и наказывает за нарушения? Кто останавливает драки, успокаивает, ухаживает за больными и решает все проблемы? Кто несет на своих плечах постоянную ответственность за детей? И где благодарность за все это? Да нет ее. Родителей-опекунов дети воспринимают либо как нечто само собой разумеющееся, либо сетуют на то, что они слишком унылые, замороченные. Это воспринимается как двойной стандарт, так оно и есть на самом деле. Хотя дети ожидают меньшего от родителя-неопекуна, они гораздо больше ценят его. Хотя они ожидают гораздо большего от родителя-опекуна, кажется, что они его ценят куда меньше.

Прежде чем разражаться негодованием, рассмотрите эту явную несправедливость с другой точки зрения. Просто отношения детей, таких доверчивых и открытых, могут быть очень разными с каждым из родителей. В отношениях между детьми и их отцом, живущим отдельно, иногда недостает искренности. Огромное желание сделать встречу успешной, специальные усилия, которые предпринимают дети и отец, чтобы порадовать друг друга, часто не позволяют проявиться отрицательным эмоциям, как правило, все равно возникающим. Ни взрослый, ни дети в этой ситуации не могут чувствовать себя комфортно, выражая гнев или неудовольствие или высказывая требования, способные испортить их короткую встречу. Часто это отношения, базирующиеся на «наилучшем поведении» с обеих сторон, и ни одна из них не хочет разочаровывать другую или высказывать неодобрение. По этой причине некоторая степень подлинности и искренности всегда приносится в жертву ради гармонии.

Ограничивая таким образом истинную близость, дети и отец часто расходятся по домам со смешанными чувствами. Они прекрасно провели время и тем не менее чувствуют себя неудовлетворенными, потому что не смогли установить такую тесную связь, как им бы хотелось.

С одной стороны, верно, что живущий отдельно родитель имеет дело с лучшим поведением детей, а родитель-опекун получает худшее. Но на более глубоком уровне это утверждение может быть ложным. Ведь с родителем-опекуном дети имеют достаточно искренние отношения, чтобы позволить себе рисковать, проявляя свои нелучшие качества. Они не боятся, что этим подвергнут опасности свое благополучие в родном доме. Хотя то, что тебя воспринимают как нечто само собой разумеющееся, может иногда раздражать, одинокие родители могут расценивать такое отношение как похвалу и выражение доверия. Дети подразумевают: «Потому что ты всегда с нами и потому что ты всегда любишь и принимаешь нас такими, какие мы есть, нам не приходится беспокоиться, что наше плохое настроение или поведение оттолкнет тебя от нас. Мы живем вместе и не должны вести себя так, как будто мы в гостях. Мы можем просто быть самими собой».

Родители-одиночки обычно получают честную смесь хорошего и плохого от своих детей, в то время как их бывшие супруги по большей части имеют дело только с хорошим.

37.

Регулирование посещений

Жизнь на два дома

Как бы хорошо он ни был продуман, каждый визит ребенка к живущему отдельно родителю часто становится камнем преткновения для разведенных супругов и их ребенка. Нужно разобраться в некоторых сложностях, и регулярные встречи не будут приносить большого беспокойства.

Когда приближается время посещения, не забывайте о различиях. Непримиримые разногласия существовали между партнерами и раньше, и это в конце концов привело к разводу. После развода несовместимость, из-за которой пара распалась, становится еще более очевидной, проявляясь в различных образах жизни бывших супругов и, соответственно, в разных способах ведения хозяйства. Своими посещениями дети наводят мосты через эту несовместимость, к постоянным перемещениям туда-сюда необходимо привыкнуть. Переход довольно сложен и для детей. Он требует не просто выйти за одну дверь и войти в другую. Дети покидают одну систему отношений и связывают себя правилами другой.

Как вести себя с детьми, возвращающимися домой? Это одна из сложнейших задач, стоящих перед одинокими родителями. Каждый раз это дается тяжело и вызывает непонимание, и на этой плодородной почве пышным цветом распускаются обиды и споры.

Рассмотрим простую проблему расчета времени. Одинокая мать счастлива снова видеть детей дома после выходных, праздников или каникул, проведенных с отцом, И рассчитывает на нежность и общительность. Один из детей тем не менее остается сдержанным и холодным и все время стремится уединиться. Мать думает: «Почему он так со мной обращается? Разве он совсем по мне не скучал? Может, он не рад возвращению домой?»

Конечно, скучал и конечно, рад. Просто ребенок еще не успел забыть все подробности встречи с отцом, ему хочется осмыслить то, что с ним произошло за это время. Поглощенный своими мыслями, ребенок отдален и невосприимчив, ему нужно время, чтобы эмоционально перестроиться. Он очень любит мать, но еще не готов восстановить связь и открыться для общения.

В этой ситуации матери имеет смысл после приветствия дать ребенку возможность побыть одному. Вместо того, чтобы расценивать эту отчужденность как неприязнь, уважайте то, что действительно происходит с вашим ребенком: он тяжело приспосабливается к переменам, и для этого ему требуется время и одиночество.

Такая стратегия особенно важна, если встреча прошла неудачно, если ребенок обманулся в своих ожиданиях или произошел какой-то мучительный инцидент. Ребенок может избегать разговора на больную тему, не желая усугубить неприятную ситуацию. Как только он возвращается домой, раздражение вырывается наружу. Несчастный ребенок изводит брата, сестру или мать, провоцируя ссору, чтобы дать волю подавляемому гневу.

И в этом случае мать не должна относить подобное поведение на свой счет. Вместо этого скажите ребенку: «Похоже, ты неудачно сходил в гости. Иди посиди у себя в комнате, успокойся, а потом, если захочешь, расскажешь мне, что случилось». В длинной череде встреч не каждая пройдет удачно.

Случись такое, ребенок принесет огорчение домой. Желание выплеснуть его в гневе хоть и объяснимо, но недопустимо. Ребенок должен научиться выражать недовольство таким образом, чтобы облегчить душу, не причиняя никому вреда.

Посещения могут породить и еще одну сложность. В каждом доме принята своя степень свободы. Возвращаясь, дети могут начать давить на родителя-опекуна, что бы отменить определенные требования и добиться определенных разрешений, потому что именно так обстоят дела в другом доме. «Там мне это разрешают, а то никогда не заставляют», — сравнивает ребенок. Так как детям, приходящим в гости, обычно позволено гораздо больше, чем дома, скорее всего, он говорит правду.

Несмотря на давление, родитель-опекун должен оставаться верным созданной им семейной структуре, жестко придерживаться правил и распорядка, установленного в их доме. Если ребенок настаивает на переменах, а родитель непреклонен в своих требованиях, по возвращении ребенка из гостей может вспыхнуть конфликт. К счастью, после нескольких попыток и жалоб дети обычно смиряются с тем фактом, что теперь они дома, где все как всегда. В глубине души они и не собирались изменять своего родителя-опекуна. Они только чувствовали потребность попробовать.

Возвращения детей домой бывают особенно болезненными, когда развод не принес облегчения и родители сохранили в отношении друг к другу раздражение и горечь. В такой ситуации ребенок не может выражать радость при виде одного родителя, не нанося при этом обиды другому. Постоянное напряжение из-за того, что необходимо принимать чью-то сторону, возрастает с приближением времени встречи. Родитель-опекун рассматривает этот законный уход из дома как предательство, словно ребенок собирается перебежать в лагерь врага. В каждом доме ребенок чувствует возмущение и недовольство вторым родителем. Отнесемся с пониманием к усталому двенадцатилетнему мальчику, который сердито заявляет: «Иногда я хотел бы развестись с ними обоими и жить один!»

Родители должны эмоционально завершить свой развод, чтобы искренне поддерживать контакт ребенка с бывшим супругом, радуясь перемещению ребенка из одного дома в другой.

38.

Жесткие позиции

Защищайте интересы ребенка

Возникают определенные обстоятельства, когда родитель-опекун действует в интересах ребенка так, что второму родителю это не нравится. Если родитель-опекун занимает позицию, обидную и несправедливую для его бывшего супруга, у последнего это может вызвать ярость, что зачастую приводит к конфликту.

Что это за позиции? Две наиболее распространенные связаны с безопасностью и содержанием детей. И то, и другое предполагает, что родитель-опекун должен следить за благополучием детей, контролируя обращение с ними во время встреч со вторым родителем и постоянно оценивая домашние финансовые потребности.

Договориться с родителем-неопекуном относительно его поведения бывает непросто, если бывший супруг считает, что происходящее во время его встречи с детьми не имеет никакого отношения к родителю-опекуну. Ничуть не легче разбираться с денежными вопросами, когда бывший партнер уверен, что первоначальное решение насчет содержания детей должно оставаться без изменений. Родителъ-неопекун не прав в обоих случаях.

Родитель-опекун несет постоянную ответственность за правильную оценку того, что может случиться во время визита, а также гарантирует удовлетворительное качество материальной поддержки. Избегая открыто вступаться за ребенка, чтобы не обидеть родителя-неопекуна, он идет на поводу у бывшего супруга. «Лучше я спрячу свои проблемы поглубже — не стоит высказывать претензии и злить отца моего ребенка».

Такой родитель-миротворец, возможно, пренебрегает основными потребностями своих детей или смотрит на их обиды сквозь пальцы. Да, чтобы решиться на неприятный разговор с сердитым бывшим супругом, требуется смелость. Безопасность детей

Родители-одиночки обязаны информировать бывшего супруга о тревогах детей, которые они смеют выражать вслух только дома. Главное — безопасность детей. Предположим, что, рассказывая о своей встрече с отцом, ребенок делится с матерью своими огорчениями:

«Меня слишком часто оставляют одного».

«На меня возлагают больше обязанностей, чем я могу осилить».

«Мне обидно, что со мной так обращаются».

«Меня слишком сильно наказывают».

«Я боюсь того, что может случиться».

«Я не верю, что обо мне позаботятся».

«Иногда я вообще боюсь туда идти».

«Иногда я думаю, что не дай Бог туда вернуться».

К таким утверждениям нужно отнестись очень серьезно. Одинокая мать должна выслушать, а потом попросить ребенка уточнить, что именно его беспокоит. Объяснив ребенку свои дальнейшие шаги, она должна сообщить бывшему супругу, что определенная манера поведения и некоторые обстоятельства вызывают у ребенка тревогу. Беспокойство должно быть выражено в форме описанного поведения и описанных ситуаций, имевших место. Хотя отец может иначе интерпретировать рассказ ребенка, одинокой матери следует подчеркнуть, что ее заботят не столько факты, сколько чувства ребенка. Она совершенно не намерена выдвигать в адрес бывшего супруга обвинения, но хочет сделать встречи как можно более приятными для ребенка. Родитель-одиночка предоставляет второму родителю информацию только для того, чтобы его встречи с детьми стали положительным событием.

Мать должна объяснить бывшему партнеру: «Я хочу, чтобы ты знал: я очень высоко ценю то время, которое ты проводишь с нашими детьми, и я хочу, чтобы оно шло на пользу и тебе и детям. Вот почему я решила рассказать тебе это». В ответ на такое уважительное отношение в большинстве случаев живущий отдельно отец охотно внесет изменения, улучшающие качество визитов.

Если же родитель-неопекун отказывается признать, что, принимая у себя детей, причиняет им страдания или рискует причинить вред, одинокая мать должна занять оборонительную позицию. Ей может понадобиться обратиться за помощью к адвокату по семейным делам или в какое-нибудь агентство по защите прав детей, чтобы прекратить их продолжающиеся страдания или предотвратить вероятный вред. Иногда одного знания о том, что власти извещены, бывает достаточно, чтобы заставить родителя-неопекуна действовать более ответственно.

Если ребенка в гостях оскорбляют, пренебрегают им, употребляют при нем наркотики или пьют, если с ним обращаются грубо, неосторожно, жестоко или подвергают какой-либо другой опасности, то это свидетельствует не просто о безответственности родителя-неопекуна. В такой же степени все это свидетельствует и о безответственности опекуна, осознанно подвергшего ребенка опасности.

Содержание ребенка

Слыша просьбу увеличить размер алиментов, родитель-неопекун часто чувствует себя оскорбленным. Ведь он и так уже дает достаточно. Кроме того, платя больше, он не получает взамен никакой выгоды. А если он повторно вступает в брак, новый супруг(или супруга) бывает возмущен дополнительными расходами, идущими на нужды старой, а не новой семьи.

Выдвигая подобное требование, родителю-одиночке лучше всего запастись бумагой, документально подтверждающей существующие потребности. Представьте на суд бывшего супруга следующее:

1. Список основных расходов по содержанию ребенка на момент развода.

2. Пересмотренный список, основанный на увеличении трат в связи с ростом ребенка и инфляцией.

3. Перечень непредвиденных расходов, которые возникли со времени официального договора.

4. Подтверждение возросших расходов на содержание ребенка со стороны самого родителя-опекуна.

Просьба увеличить алименты, свидетельствует о том, что родителю-одиночке приходится тратить больше, чем прежде. Все, чего он (или она) просит, это чтобы бывший супруг тоже принял участие в заметно возросших затратах.

Как развод не ставит окончательную точку в браке, потому что бывших супругов связывают дети, так же и развод не закончится прежде, чем последний ребенок дорастет до того возраста, когда сам сможет себя обеспечить. С завершением финансовой зависимости бывших партнеров по браку заканчиваются и их обязательства по отношению друг к другу.

39.

Когда умирает супруг

Оплакивание утраты

Развод — это предмет выбора по крайней мере одного из партнеров, смерть же не выбирают. Развод не обязательно лишает детей возможности видеть второго родителя; смерть навсегда отнимает эту возможность. Конфликт и отчуждение обычно характеризуют завершающийся разводом брак, беспокойство и заботливый уход часто предшествуют смерти супруга.

Овдовевшего отца или мать вступление в новую жизнь часто травмирует. Ведь оно сопровождается неожиданной потерей супруга и родителя для детей. Необходимо отдавать должное оплакиванию утраты в процессе реорганизации семьи, которую подстерегает множество непредвиденных проблем. Хотя с ними сложно справиться, эти практические требования перестройки на самом деле поддерживают в горе. Они отвлекают некоторую часть внимания на решение житейских проблем и диктуют действия, необходимые для продолжения жизни. Ответственность за детей требует, чтобы овдовевшие родители превозмогали боль и выходили из кризиса.

Что делать с печалью? Делить ли овдовевшим родителям личное горе с детьми или запереть его в себе, быть сильными и не увеличивать детскую боль выражением собственной? Ответ — разделять свою боль, но в определенных пределах.

Дети учатся справляться с жизненными невзгодами, Наблюдая пример родителей. Так, время траура — это время смоделировать для детей, как нужно оплакивать утрату: осознать, выплакать и постепенно освободиться от боли, вызванной этой утратой. Родитель, не показывающий своего страдания, чтобы защитить детей, может невольно научить их тоже скрывать свои чувства. Так уничтожается детская потребность осознать, выразить, а затем проститься с собственной болью.

Другая крайность — когда убитые горем отец или мать, полностью зависящие от детской эмоциональной поддержки, взваливают на их плечи непосильную ношу. Таким детям приходится жертвовать собственными переживаниями, связанными с тяжелой утратой, чтобы поддержать несчастного родителя. Оптимальный путь лежит посередине. Овдовевший родитель, найдя поддержку в детях, может разделить с ними некоторые потери, вызванные смертью супруга.

Рассмотрим семь видов потерь, которые может породить смерть родителя и супруга.

1. Потеря понимания. В жизни тех, кто лишился близкого человека, появляется неопределенность. Что теперь будет с ними? Стоя лицом к лицу с этим неведением, они ощущают тревогу. Ни овдовевший родитель, ни дети еще не понимают, как справиться с тем, что ждет их впереди. Они чувствуют естественную растерянность. Со временем из опыта приходит знание и беспокойство от незнания уменьшается. Сперва потеряв понимание, вы приобретаете новое знание, заменяющее прежнее.

2. Потеря связи. Основные отношения затруднены. Семья в прежнем виде исчезла навсегда. Печаль переполняет души. Овдовевший родитель и дети скучают по умершему. Нужно время, чтобы плакать, и, плача, выздоравливать. Тоскуя, они лечат свою боль. Потом нужно создавать новые связи. Со временем заполнив пустоту, они создадут новые узы любви.

3. Потеря контроля. Силы, неподконтрольные родителю и детям, вопреки их желанию, забрали жену или мужа, мать или отца. Осиротевшие чувствуют себя беспомощными жертвами.

Сначала одинокие родители сетуют на судьбу, несправедливо поступившую с ними, потом их, гнев переносится на любимого человека. Скончавшийся супруг оставил их без опоры, обремененных ответственностью г и обязанностями, вынужденных справляться самостоятельно и жить дальше в одиночестве. Дети тоже могут злиться, недоумевая, почему родитель бросил их. Со временем от постоянного преодоления сила растет. Когда восстанавливается контроль, злость и гнев идут на убыль.

4. Потеря одобрения. Овдовев, оставшись без отца или матери, люди меняются, они иначе воспринимают окружающих, изменяются и их мечты о будущем. К чему это может привести? Нежеланные изменения в себе обычно отвергаются. По этой причине родитель и дети могут проходить период самоотрицания и самоосуждения. С ними случилось плохое — наверное, это наказание. Возможно, они сделали что-то не так или в них самих что-то не так. Часто они сталкиваются и с социальным отторжением. Окружающие, боясь смерти, сторонятся семьи, в которой произошло несчастье. Для овдовевшего родителя и осиротевших детей присутствие смерти вполне реально и допустимо, они смиряются с тем, что потеряли любимого человека, хотя в этом не было их вины.

5. Потеря уверенности. Так хорошо заботились и ухаживали за родителем и супругом, а он тем не менее умер. Семья так сильно зависела от него (или от нее). Кто теперь будет обеспечивать и заботиться о них? Смогут ли другие члены семьи научиться делать то, что делалось для них? Их компетентность под вопросом, возникают сомнения. И все же надо жить дальше: функции перераспределяются, приходят новые умения, и утерянная уверенность восстанавливается.

6. Потеря индивидуальности. Потерять родителя или супруга — значит, потерять частицу своего «я».

Близость, забота и зависимость сделали любимого человека неразрывно связанным с самоощущениями других. Мгновенно почувствовав себя слабее с уходом дорогого человека, лишенные своей роли в прежних семейных отношениях, одинокий родитель и дети проходят через долгий период растерянности. Кто они теперь, когда прежние отношения нарушены? Ответ будет найден по мере укрепления в них уверенности в себе. Со временем они обнаружат у себя новое ощущение своего «я», не связанное с потерянным супругом или родителем.

7. Потеря веры. Когда смерть забирает из семьи дорогого человека, его близкие задают себе трудные вопросы о смысле и справедливости жизни. Почему такое случается с хорошими людьми? А коль скоро это так, как они должны относиться к высшей власти, в которую так безоглядно верили? Личная трагедия сотрясает основы веры и испытывает ее и со временем позволяет родителю и детям восстановить эту веру на более глубоком уровне понимания. Они приходят к осознанию, что личные несчастья — это часть человеческой жизни.

Оплакать утрату — значит прочувствовать и выразить ее на многих уровнях. Это потеря понимания, связи, власти, одобрения, уверенности, индивидуальности и веры. Когда овдовевшие родители делятся своими горестными размышлениями и чувствами, детям предоставляется право самим осознать то, что они потеряли.

Готовность оплакивать у разных детей разная. Одни начинают немедленно, составляя список потерь. Другие оттягивают переживание боли, не давая волю чувствам или выражая их в агрессивной форме (враждебность), в форме регресса (неуверенность) или депрессии (беспомощность). Когда чувства выплескиваются таким образом, одинокие родители должны поощрить их непосредственное выражение, объясняя окружающим, что за этим поведением скрывается. Например, в школе таких осиротевших детей могут наказывать за агрессивное поведение, забывая о том, что оно продиктовано болью. Если привлечь на свою сторону классного руководителя, он сможет помочь ребенку эмоционально сойти с мертвой точки. Например, если ребенок после очередной вспышки раздражения направлен к нему в кабинет, он, естественно ожидает назидательной лекции. Вместо этого строгий наставник спрашивает: «А ты можешь сказать мне, что чувствуешь на самом деле, когда так себя ведешь?» Вместо того, чтобы спорить и обсуждать, что случилось и кто виноват, они вместе начинают анализировать эмоции, которые скрывались за вспышкой ярости.

Хотя это трудно себе представить, но, несмотря на то, что травма, нанесенная смертью, все еще оказывает свое действие, она преподносит пережившим трагедию дары судьбы — это развитие таких качеств, которые при более благоприятном стечении обстоятельств могли бы и не проявиться. Пережив несчастье, человек становится сильнее. Обратная сторона утраты — это свобода. Теперь появляется некоторая свобода для новых возможностей. И свобода от старых ограничений.

Процесс выздоровления закончится не скоро. Овдовевшие родители должны быть настойчивы в своих усилиях и терпеливы при движении вперед. Дайте себе два года, чтобы в основном завершить процесс приспособления. Каждые несколько месяцев делайте паузу, чтобы составить список проблем, которые, словно гири, продолжают тащить вас назад, и оценить прогресс, который дается с таким трудом.

В крупных городах существуют общественные группы людей, перенесших тяжелую утрату. Они поддерживают не только овдовевших родителей, но и осиротевших детей. Эти группы можно разыскать, обратившись в ассоциацию душевного здоровья, в школы, больницы или церковь. В таких группах учат осваивать процесс прохождения через разные стадии горя и помогают безбоязненно выражать эмоции в окружении людей, способных понять и посочувствовать.

40.


chto-delat-s-raznoglasiyami-posle-razvoda.html
chto-delat-uehat-v-derevnyu-i-zakritsya-ot-gorodskoj-zhizni.html
    PR.RU™